Идём на выборы в Мосгордуму!
Нужны сборщики подписей. Записывайтесь!

Волонтеры. Часть 2

1 октября 2013 г.
Вчера вы познакомились с 4 нашими волонтерами. Как вы видите, к нам приходят абсолютно разные люди. Волонтером может стать каждый неравнодушный человек, который хочет и готов помочь своему городу стать лучше. Сегодня вы познакомитесь с еще 5 волонтерами, которые расскажут, почему важна практика в "Городских проектах", в чем причина отрицательного отношения людей и что значит работать в команде.

Наталья Моисеева, 27 лет, научный сотрудник в онкоцентре Блохина. Исследование на Дмитровской.

Со свадьбы

О «Городских проектах» и своей деятельности

Училась я на медика в МГУ, закончила фундаментальную медицину, пошла не в практическую деятельность, а в научное исследование, сейчас потихонечку защищаю диссертацию. О ГорПроектах мне в пабе рассказал друг, в частности о том, что они приглашают иностранных экспертов. Вечером я пришла домой, посмотрела, и эта идея мне очень понравилась. Проекты нужно оценивать, и для этого городу нужны внешние эксперты. Вот эта ситуация, когда у нас в принципе ничего не продумывается, а делается все в последний момент, я лично вижу это и в научной работе, - когда эту ситуацию люди пытаются переломить, я всеми руками за!
Вообще мне хотелось попробовать какую-нибудь волонтерскую деятельность, и я подумала, что такое мероприятие, как летняя практика - это то, что мне близко. Можно выбрать интересную тебе часть исследования, поработать с людьми, хоть мне это и немножечко тяжело дается, а потом интересно будет посмотреть на результат.

О группе

Наша группа состоит из 10 человек. Приходится решать какие-то организационные задачи, и ответственность ложиться на всех нас, ведь исследования – это то, что ты должен делать помимо основной работы. Меня всегда радовало, что люди готовы уделять этому много времени - вечерами люди не идут гулять или не сидят за компьютером, а пытаются что-то сделать для города.

Об отношении правительства

Правительство городом не особо занимается, и само оно этим не займется по структуре мышления - не потому что они плохие или специально этого не хотят, нет, под отбор людей с таким мышлением попадают те, кому, к примеру, будет тяжело сделать исследование или что-то подобное. Поэтому очень радостно, что есть ГорПроекты. Они позволяют формироваться общественному мнению, и это не только пример для власти, но и для людей. Город может быть совсем другим.

Об эксперименте на Дмитровской

Идея мне нравится, но, к сожалению, не могу предсказать, как она сработает. Сквер очень асоциальный, а мы делаем столы и лавочки, и я боюсь что туда действительно сядут «изначальные» жители этого сквера. Но, может быть, получится привлечь более адекватную публику. Я уверена, что сквер можно привести в порядок, но не уверена, что для этого хватит нашего маленького эксперимента.

О людях и их отношении к изменениям

Я думаю, занятие городским пространством и обеспокоенность проблемами города в России - это закономерный процесс. Молодежь посмотрела мир, и не просто как туристы, когда приезжаешь на неделю пробежаться и поехать обратно, а пожили и поработали за границей, прошли какие-то стажировки. Эти люди видят хорошие города и хотят это привнести в Россию. Если люди будут видеть вокруг себя утопающие пространства, ничего не изменится – ни люди, ни пространства. Надо менять и поведение людей и все вокруг себя. Опять же люди видят, что есть энтузиасты, которые занимаются улучшениями, от которых есть эффект. Людям это понравится, и в итоге они начнут сами поддерживать такую деятельность.

Желаю «Городским проектам»…

Большой плюс волонтерам, что они могут самоорганизовываться практически в любой ситуации. А так хотелось бы четкого взаимодействия волонтеров и «верхушки». Я желаю «Городским проектам» переходить на все более и более профессиональный уровень, нанимать профессионалов, чтобы можно было позвать в нашу группу, к примеру, ландшафтного дизайнера, чтобы можно было внутри команды общаться с экспертами. Надо делать проекты профессиональными.


Татьяна Коршакова, 27 лет, банковский аналитик.

IMG_8118

Я закончила мехмат МГУ, а сейчас работаю банковским аналитиком. Очень много информации было в соцсетях и про ГорПроекты, и про Варламова, и про Каца, то есть узнавала обо всем этом постепенно. Мне кажется, что проделанная работа «Городских проектов» очень клевая. Например, я сама пишу какие-то жалобы, что-то пытаюсь изменить и вижу, что это очень сложно сделать. А у ГорПроектов это получается очень здорово. Я записалась на практику, потому что мне хотелось попробовать себя в качестве волонтера, попробовать себя в подобной работе, ведь это какой-то опыт, может я даже открою в себе что-то новое.
Важно привлечь внимание людей к необходимости подобных проектов. Важно, потому что они дают результаты, действительно что-то меняется, причем к лучшему. Важно это и из-за финансовой части. Играет большую роль активность волонтеров, люди должны заниматься этим добровольно, потому что если это все будет платно, ничего хорошего из затеи ГорПроектов может не получится. Либо людей будет не хватать, либо придется принимать чью-то сторону.

Я крайне отрицательно отношусь к позиции людей, когда говорят, что ничего менять не стоит. Опыт говорит о том, что пока не изменишь, оно и не изменится. И в любом случае, чтобы что-то двинулось, надо действовать. Плюс ко всему люди очень любят сравнивать Россию с Европой. Но иногда просто стоит посмотреть на другую Россию, чтобы увидеть, насколько некоторые места неправильно функционируют. В Москве за последние годы произошли какие-то изменения, но все равно есть много глухих мест. Тот же Звездный бульвар – он вжился в сознание людей как какое-то незыблемое место, которое нельзя ни в коем случае менять, и это очень плохо. Это равносильно тем самым полям с борщевиком, которые показывают запустение российского хозяйства в Подмосковье в 90-е годы, - вот такие же Звездные Бульвары показывают, насколько наплевательски город относился к некоторым объектам.

Урбанистика в какой-то мере существовала всегда, люди всегда очень интересовались именно городской природой, если так можно сказать. Есть даже фанатики этого дела. Но именно на уровне урбанистики это начало интересовать людей, когда они стали получать нестандартное советское образование, когда они смогли не только собирать данные, проводить исследования, но еще и анализировать их. Появилась потребность в том, чтобы делать это систематически.


Ярослав Нестеров, 20 лет, студент ВШЭ. Исследование на Дмитровской.

IMG_8390

Я учусь в ВШЭ на программного инженера. О «Городских проектах» узнал из блога Варламова - прошел по ссылкам и решил посмотреть февральское исследование Покровки/Маросейки. Мне понравилась сама идея ГорПроектов об изменении города и изменении пространства вокруг себя, причем обычными людьми без привлечения каких-то крупных организаций, создание более удобного города для жизни. Если мы привлекаем людей со стороны, им редко нужен какой-то полезный результат, скорее какая-то материальная выгода, хотя есть и исключения. Если мы будем приглашать обычных людей, тем более что у населения есть инициатива, возрастет спрос на урбанистику, да и люди будут становиться ответственней. И вообще обычный человек более правильнее что ли, душевней, ведь он обустраивает город под себя.
На практику я решил записаться, потому что это очень интересно. Мне вообще нравится все, что здесь делается. Мне нравится рисовать карты, исследовать места, что-то изменять.

Есть люди, которые по системе ценностей Маслоу должны удовлетворить свои ниши. Это к вопросу об отношении людей. У всех может возникнуть потребность в городских изменениях, но для этого должны быть удовлетворены хотя бы более низшие потребности. Когда некоторым людям нужно просто выжить, им неприятно, когда орут под окном, им нужно спать, в 8 утра идти на работу – конечно, таким людям не до скверов, не до благополучия переулков. Но здесь нужно понимать - если благополучие появится, возможно, этим людям жить будет лучше, потому что благополучие в жизнь будет привносить новые качества.
Мне не нравится нерешительность ГорПроектов. Нужно уже создавать какие-то стандарты, чтобы все больше и больше людей могли под них подстраиваться и на их основе обустраивать территории. Действовать нужно порешительней, людей поактивней находить, которые смогут изменять свои районы, дворы, обращаться с управами. Увлечение городской инраструктурой будет идти только по наклонной вверх. У ГорПроектов есть будущее, Россия поле непаханное, здесь еще делать и делать.


Роман Дронов, 34 года. Исследование в Люблино.

IMG_6857

Я работаю в сфере информационных технологией, в большой крупной международной компании. О ГорПроектах я узнал случайно из постов. Вообще это были сначала не «Городские проекты», я наткнулся на посты Доли, потом на посты Варламова, потом Варламов написал, что есть такой товарищ Кац, потом, читая периодически посты, я узнал, что собираются ГорПроекты и решил поучаствовать в качестве волонтера на выставке в прошлом году [Выставка "Города для людей"], ну и потом решил оказаться здесь.

Посыл участвовать в практике, наверно, очевидный. Городская среда – это то место, где мы проводим больше всего времени, с одной стороны. С другой - она очень агрессивна, и для тех людей, которые путешествуют, например, имеют широкий кругозор, очень заметен этот контраст между тем, что у нас здесь в Москве и между тем, что сделано, допустим, в европейских городах.

Я пожелаю «Городским проектам», во-первых, чтобы как можно больше людей о них узнало и принимало участие в их исследованиях или какой-то практической деятельности, и чтобы те люди которые решили профессионально заниматься городской средой, выходили на уровень муниципального управления, принимали решения в развитии городов и делали городскую инфраструктуру лучше. Нам нужны профессионалы в этой среде, и они могут вырасти из такого увлечения как ГорПроекты.


Алексей Фивинцев, 19 лет, и Глеб Синев, 19 лет, студенты Московского технического университета связи и информатики.

image

photo

- Как узнали о Городских проектах?

Глеб: Сначала я узнал о Максиме Каце, когда он выступал на Новом Арбате. Я увидел кто это такой, поинтересовался чем он занимается, так узнал и о Городских проектах. В феврале, кажется, искали координаторов по районам, я тогда пришел на эту встречу, делал что-то у себя в Марьино, в соседнем районе Люблино, где живет Алексей…
Алексей: Кстати, как это все было. Глеб как-то мне говорит: «Слушай, хочу найти какой-нибудь проект интересный». Я рассказал ему об одном пешеходном переходе, который мне очень не нравится. Ну и он такой: «А давай!».
Глеб: Я пошел его исследовать, и там действительно оказалась полная задница совершенно со всем.

- То есть сам пошел исследовать?

Алексей: Ему координаторы рассказали, как что делать.
Глеб: Дело было так. Катя [социолог «Городских проектов»] объяснила мне, как все это делается, я пошел туда с счетчиком в 7 утра, постоял, посчитал пешеходов, нарисовал карту, в общем сделал все по методике. Цифры показали, что там все очень плохо, боль и пустота, и, кстати, по этому вопросу писались письма. Реакции за ними никакой не последовало.
Алексей: А я подключился недавно, исследовал там активности, кто чем занимается, провел в сумме 3 часа, утром где-то с 7 до 9 и днем в час.
Глеб: Я исследовал не только Люблино, но еще и сквер на Маросейке, принимал участие в раздаче отчетов по Тверской, координировал одну из встреч.

- Озабоченность городскими пространствами – это такое сиюминутное увлечение или закономерный процесс?

Алексей: Я думаю, Россия давно должна была к этому прийти. Хотя бы Москва. Начнем с городов миллионников – Москва, Питер, - хотя бы, чтобы они начали красиво благоустраиваться и строиться для людей.

- Есть будущее у этого процесса?

Алексей: Конечно! Россия поле непаханое!
Глеб: Я не особо уверен, сколько всего этим народу сейчас занимается, но вот Максим Кац, Илья Варламов, все волонтеры и сотрудники «Городских проектов» - они действительно делают очень много. Уже многое поменялось.
Алексей: Это действительно перспектива хотя бы в нашем городе, в Москве. Несмотря на то, что это столица, здесь еще много всего можно сделать!
Глеб: Город в первую очередь должен быть удобен для жизни, Москва таковым сейчас не является, но я искренне верю в то, что когда-нибудь она изменится, и причем в скором времени.

- Как относитесь к позиции некоторых жителей Москвы, которые считают, что менять ничего не стоит?

Глеб: Всегда будут такие люди, которые не хотят никаких перемен, они есть везде, абсолютно всегда и во всех странах, это совершенно не значит, что мы должны слушать только их.
Алексей: На самом деле, насколько я знаю, чаще всего такие мысли появляются у людей старше 35 лет, которые уже достаточно устоялись, но в основной массе это даже пенсионеры. Люди нашего поколения с 18 до 35 самое передовое.
Глеб: Я вот тут не согласен, кстати. Раз на раз не приходится. Все зависит от гибкости человека. Бывает, в 16 лет человек уже настолько закостенелый, что в него уже ничего не вобьешь, а бывают пенсионеры, которые со многим соглашаются. У нас же есть пенсионеры, которые, к примеру, голосуют за Алексея Навального, это и называется гибкость.

- Что пожелаете ГорПроектам?

Алексей: Хотим власти, чтобы все было проще! На самом деле, хотелось бы, чтобы все задумки, которые ребята озвучили в отчетах, воплотились, и мы действительно могли превратить наши проекты в места для отдыха и жизни людей.
Глеб: В «Городских проектах» все прекрасно.

Мы продолжаем проводить исследования и надеемся, что все пожелания наших волонтеров действительно станут реальностью. Спасибо всем, кто принимал участие в практике! С вашей помощью не только "Городские проекты" стали лучше, но и наш город, ради которого мы и существуем. К нам приходят абсолютно разные люди, которых объединяет важное желание сделать Москву лучше. Приходите и вы.

Еще статьи на эту тему

Поделиться
Отправить
Отправить
Отправить