2019 — год Санкт-Петербурга
Выдвигайтесь в депутаты, чтобы преображать город с нами

Закройте эстакаду, и машины исчезнут

28 января 2019 г.

По эстакаде Alaskan Way до момента её закрытия ездило 90 тысяч машин в день. Куда они пропали?

File:Alaskan Way - Seattle.jpg

После закрытия шоссе 99 в Сиэтле (это произошло 11 января) время в пути стало чуть выше среднего — но увеличилось гораздо меньше, чем предвещали самые жуткие прогнозы. А на других хайвеях города теперь также ездят меньше машин и грузовиков.

Плохие примеры есть, и можно постучать по дереву, прежде чем читать дальше. Но прошла половина намеченного срока закрытия хайвея, самого долгого в истории, и положение дел совсем не плачевное.

Кажется, некоторые пересели на общественный транспорт, хотя два главных транспортных оператора, King County Metro и Sound Transit, пока не могут предоставить данные по перемещениям.

Всё больше людей ездят на работу на велосипеде или пользуются водным такси из Западного Сиэтла в центр. Но эти цифры, хоть и показывают значительное увеличение, не сравнимы с тысячами машин, использовавшими эстакаду каждый день.

Как следует из ограниченного количества доступных предварительных данных, люди прислушиваются к предупреждениям и просьбам транспортников и меняют свои маршруты (или даже остаются дома).

«Куда делись машины?», — рассуждает Марк Берфейнд, пресс-секретарь транспортно-аналитической компании INRIX. «Если можно так выразиться, они просто исчезли».

Скорость перемещения в час пик не изменилась, но сами часы пик теперь длятся дольше — начинаются раньше и заканчиваются позже.

«Мы не можем посчитать, кто ушёл в отпуск или изменил своё расписание», — сказала Лаура Ньюборн, пресс-секретарь Департамента транспорта штата Вашингтон. «Надеемся, люди продолжают делать то же, что и раньше, вне зависимости от того, что это».

У паромного оператора штата Вашингтон есть свежие данные по поездкам, и они приводят показательный пример. За 11 дней с момента закрытия эстакады автомобильный трафик между Сиэтлом и островом Бэйнбридж сократился на 15% по сравнению с таким же периодом прошлого года.

Но это не означает, что люди просто бросают машины в пользу общественного транспорта. Пешеходные потоки между Сиэтлом и Бэйнбриджем также снизились, но на гораздо более скромные 3,5%. Также обстоят дела и на дороге между Сиэтлом и Бремертоном — автотрафик снизился на 5%, а пешеходный на 1,5%.

Объём трафика на хайвеях в районе Сиэтла за первую неделю после закрытия снизился на 1-6%, согласно информации Дептранса штата Вашингтон.

Единственным местом, где трафик был намного больше, чем в среднем, оказалось шоссе I-5 к северу от пересечения с I-90. В районе Йеслер-уэй прошлой осенью проезжало около 279 тысяч машин, а после закрытия эстакады — 294 тысячи.

Гораздо более типичный случай: региональный хайвей I-405 в Киркленде, где обычно проезжают 182 тысячи машин. После закрытия трафик даже сократился на одну тысячу. Или, например, мост на I-90, где падение трафика ещё больше — на 4 тысячи машин до 152 тысяч.

Можно точно сказать о двух видах транспорта, на которые пересаживаются некоторые из тех самых 90 тысяч водителей: это велосипеды и водное такси Западного Сиэтла.

Похожее изображение

Число велосипедистов на основных велосипедных маршрутах города заметно увеличилось. По данным Дептранса Сиэтла, за первые 5 дней после закрытия эстакады ежедневное число поездок по мосту Спокейн-стрит, соединяющему Западный Сиэтл и остальной город, увеличилось более, чем в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. На мосту Фремонт число поездок увеличилось на 40%.

В числовом выражении это примерно 1400 поездок на велосипеде по обоим маршрутам — много, но всё же не 90 тысяч. На водном такси стали ездить в 3 раза чаще — на 1600 человек. Тоже много, но тоже не 90 тысяч. И остаётся вопрос: на сколько больше людей ездит на автобусах и поездах?

Транспортный оператор Sound Transit обратил внимание на «немного увеличившееся» число поездок как на трамваях, так и на электричках, заявил пресс-секретарь Джеф Патрик. Однако точных предварительных данных не будет ещё пару недель, а полной информации — до марта.

Автобусно-троллейбусный оператор King County Metro на 20 автобусов усилила выпуск на загруженные маршруты на Аврора-авеню и в Западном Сиэтле. Эти дополнительные автобусы перевезли за 8 дней 20 тысяч пассажиров. Но пока нельзя оценить, как много людей перевозят все 1500 троллейбусов, гибридов и автобусов во время закрытия и как это соотносится с обычными цифрами.

Но водитель Дэррил Батлер заметил разницу: «Стало загруженнее, много новых пассажиров. Но люди терпеливы».

История вопроса

Контринтуитивная идея о том, что закрытие крупного хайвея не обязательно вызовет транспортный коллапс, изучается очень давно.

В 1968 году немецкий математик Дитрих Браес сформулировал так называемый парадокс Браеса, который гласит, что в загруженной транспортной системе предложение нового пути может увеличить время езды.

Исследования показывают, что увеличение пропускной способности дорог приводит к тому, что люди чаще садятся за руль и количество трафика увеличивается. «Мы видим, что закрытие эстакады привело к обратному эффекту», заявил Марк Барфейнд. «Уменьшение количества полос снижает количество перемещений в целом. Обычная история».

Около 60 лет назад урбанистка Джейн Джекобс для описания похожего феномена придумала термин «сопротивление автомобилям». Когда в 1958 году закрывали небольшую дорогу через Вашингтон-Сквер-парк в Нью-Йорке, транспортники предрекали транспортный коллапс для всего района. Но в своей книге «Жизнь и смерть больших американских городов» Джекобс пишет: «Ни одно из предсказаний об увеличении трафика вокруг парка не сбылось. Эти машины, по крайней мере некоторые, просто исчезли. Ведь как нет абсолютного неизменного числа пассажиров общественного транспорта, так нет и неизменного числа автомобилистов».


Оригинал. Перевел Михаил Чижов. Поддержите редакцию:

Еще статьи на эту тему

Поделиться
Отправить
Отправить
Отправить