Проект «Деревянные дома»: прогулка по Южному Склону

13 сентября 2013 г.
Одним из основных образцов архитектуры Бруклина является браунстоуны - двухэтажные дома на одного владельца выстроенные в один ряд, с небольшим газоном. Такой дом многие считают идеальным и вполне симпатичным для тихой семейно жизни, а также вполне доступным видом элитного жилья. Но не все они были построены из кирпича, многие из домов такого типа в 19 веке были построены нелегально, с использованием деревянного каркаса. В районах Южного Склона, Гринпоинт и Бушвик деревянный фасад домов, история постройки которых восходят к годам Гражданской войны, часто скрывает сайдинг. Это одни из самых старых деревянных домов города, они пережили эпоху забвении, но до сих пор не стали более известными.
Возмущенная тем, как мало доставалось внимания таким домам, писательница Элизабет Филькенштейн запустила проект «Деревянные дома» , которые наглядно демонстрируют свою конструкцию, которая когда когда-то являлась образцом для домов Бруклина. Также проводится их тщательная реставрация. Объединяя абсолютно разных людей, интересующихся историей, и сохранением идентичности исторических зданий, проект обращает внимание на эти архитектурные памятники, которые являются объектом вдохновения для владельцев и не только для них.
Дом 328-388 на Двенадцатой улице Финкельштейн организовала для нас тур по району Южный склон, чтобы поговорить об истории жилищ, об их будущем, а также для того, чтобы помочь таким домам завоевать любовь и симпатию таким домом, ведь они этого заслуживают. Расскажите, немного о вашем проекте и с чего он начался Мне всегда были интересны архитектура и история домов, отсюда мой опыт в сохранении их идентичного облика. В первый раз я попала в район деревянных домов Бруклина, когда мой уж и я пытались купить дом неподалеку от Южного склона. Когда я провела собственное небольшое исследование, то поняла, что деревянные дома составляют большую часть от всех жилых домов в Бруклине и одновременно задалась вопросом: «Почему никто не говорит об этих домах?» Деревянные дома для жителей других городов менее интересны, чем для жителей Нью-Йорка. Ведь в этом городе вы больше не можете позволить себе построить деревянный дом, так как это запрещено, но этот запрет делает деревянные дома Бруклина по-своему уникальными. Поэтому мой проект стартовал с создания сообщества «Любители деревянных каркасных домов Бруклина». Заинтересованные люди практически сразу начали писать мне. Конечно, может - быть, что что-то осталось без внимания. Но я и мои коллеги делали все возможное в свободное время, отдавая проекту свою любовь. Абсолютно разные люди были рады стать частью нашего сообщества и быть его активистами.
Дом 233-243, 11-ая улица/ Фото Общественной библиотеки Нью-Йорка
Сегодня это здание подлежит сносу / Фото проекта «Деревянные дома» С чего началась история деревянных домов «браунстоун» в Бруклине? История появления таких домов связана с голландскими колониальными фермами, которые находились рядом с Бруклином. Остальные деревянные дома были построены позже, в начале 19 века, в историческом центре Бруклина, однако принятый тогда чиновниками законопроект запретил строительство деревянных домов, но Бруклин в том время еще не был одним городом или районом. На самом деле, здесь было шесть автономных районов. Например, в районе Южного Склона строительство таких жилищ продолжалось, пока власти не приняли решения о запрете их строительства. Сторонники строительства таких домов утверждали, что дома было дешевле построить, таким образом, они становились доступными для людей со средними доходами. Деревянные дома часто размещались на окраинах городов, в этих домах жили рабочие, которые работали на расположенных здесь, на окраине заводах, например фабрика часов Ansonia или индустриальная зона вдоль канала Gowanus. В Гринпоинте также причиной появления большого количества домов стали индустриальные объекты, такие как доки кораблестроительных верфей и фабрика Эберхард по производству карандашей, как мы смогли убедиться, в 19 веке история появление деревянных домов тесно связана с появлением объектов промышленности. Дом № 457, 12-ая улица Дом №457 на двенадцатой улице, создает яркий контраст с большим жилым домом и кирпичным зданием, расположенными по соседству, так как выглядит совершенно иначе. По большому счету, утверждение, что такие дома ранее были собственностью фермеров неверно. Они, как правило, подразделяются по своей истории, например, часть домов на Южном склоне была построена после вырубки леса, вырубленные деревья как раз таки и пошли на строительство этих домов, это строительство было незаконно. Таким образом, немногие уцелевшие дома действительное необычны, и владельцы очень гордятся ими. Многие отреставрированные дома очень редко имеют оригинальные детали фасада, так как мастера реставрации воссоздают лишь приблизительный исторический вид дома, не стараясь точно передать его облик. Есть не так много домов, сохранивших свой первоначальный облик, такие, например, есть в Парк Слоуп,и являются местной достопримечательностью, однако, они сильно отличаются друг от друга, хотя и были построены одновременно друг с другом. Дома, одетые в виниловый сайдинг, стали той частью культуры и архитектуры, которая отличает современный Бруклин т других районов Нью-Йорка. Но в тоже время этот вид сайдинга скрывает оригинальный вид домов, скрывает их настоящий внешний вид и не дает узнать, какие они на самом деле, и как они изменялись все это время. Когда вы идете по улице в парке на Склоне вы видите ряды домов, за которые многие так любят Бруклин. Как и многие дома именно в этом районе, они были построены для дальнейшей спекуляции землей с целью получения большей суммы компенсации, чем той суммы, которую затратили хозяева для покупки земли. Дома с 368 по 378 на Двенадцатой улицы как комплекс, они имеют карнизы, подоконники и другие детали экстерьера, характерные для Викторианской эпохи. В викторианскую эпоху, люди использовали черепицу в качестве орнамента. Потом хозяева и строители поняли, что черепица сможет обеспечить дополнительную защиту для вагонки, которая в таком случае находилась бы под черепицей. Но в жару черепица еще больше нагревала древесину, в результате чего она быстро приходила в негодность. Затем вместо черепицы стали использовать сайдинг, а также алюминий вместе с виниловым сайдингом, которые были просты в установке. За подобной «обшивкой» часто можно обнаружить более ранние слои других материалов, которыми оформляли фасад дома, например, ту же черепицу. Сегодня общество живущих людей в таких домах не представляет внешний вид их жилища без винилового сайдинга, который, по их словам, напоминает, что раньше в этом районе и конкретно в этих домах проживали представители рабочего класса. Когда стартовал мой проект о деревянных домах, то я пыталась найти причину такого массового использования винила владельцами домов. В ходе исследования я полюбила этот материал и поняла, почему он был так популярен: дело в том, что в таких домах жили представители рабочего класса, а так как они не могли позволить взять себе кредит или сделать ремонт, тогда единственным доступным материалом (покупку которого они могли себе позволить) для благоустройства фасада их дома, оставался винил. Дом 363-378, 12-ая улица Как дома подвергаются реставрации? Сейчас существует реальный интерес к таким домам, но не просто со стороны некоторого количества людей, которые просто хотят жить в таком доме, а со стороны группы заинтересованных лиц, готовых осуществить инвестиции в реставрацию и приложить для положительного результата много энергии и любви.
Дом №565, 11-ая улица Как вы находите дома, которые становятся частью вашего проекта? Люди нередко обращаются к нам. Иногда один участник нашего проекта знает человека, который является собственником такого деревянного дома, обычно они позволяют нам осмотреть его. Мы познакомились с многими людьми, которые узнавали фото своих домов у нас на сайте или говорили: «О! Да это же на той же улице, где живу я!» Мы встречаем много людей, которым интересны наши заметки или то, как мы исследуем дома. В Нью-Йорке сейчас не полностью искоренен захват земель, и такие случаи имеют место быть. Поэтому сначала люди относятся к нам с опаской, но когда после того как мы объясняем, они узнают, что мы организация по защите и сохранению деревянных домов, тогда они начинают нам доверять. Поврежденная обшивка демонстрирует ранее установленные слои Многие люди не склонны распространять информацию о состоянии их дома. Могут ли они доверить вам ее публикацию, чувствуете ли Вы, что должны рассказывать людям о ваших исследованиях? Да, действительно, я осознаю некоторую ответственность. Так как считаю своим долго сообщать о том, что в Гринвуд Хайтс, например деревянные дома далеко не в идеальном состоянии, но сами по себе они очень красивы и являются большой частью истории архитектуры Бруклина. Это исторические здания, однако, они не могут в полной мере демонстрировать свою историческую значимость. Многие владельцы таких домов думают, что их жилище абсолютно не отличается от домов других семей. Однажды мы встретили женщину в Гринпоинте, он была из семьи польских эмигрантов в третьем поколении, ее дом в котором она выросла и уже четыре года является его хозяйкой, не был покрыт виниловым сайдингом. Она полностью восстановила его и согласилась нам показать ту вагонку, которая была удалена во время ремонта. Никто никогда так не интересовался ее домом. Для нее это было интересным и волнительным мгновением, когда проект «Деревянные дома» организовывал тур и включал ее дом в свою тур-программу. Является ли результат реставрации триста двадцать седьмого дома примером образцового реставрирования с чистого листа? Думаю, что да. Ведь многие реставрационные процессы проходят по одному шаблону, не ставят цель как-то выделить дом среди других зданий. Те хозяева, у которых есть цель сделать свой дом красивым, но при этом отличающимся от остальных, гораздо больше импонируют мне. Мне очень нравятся реставрированные дома на подобии этого. Дом № 337 на 12-ой улице в 40-х, 80-х и сегодня/Фото проекта «Деревянные дома» Вы сказали, что «многие люди за защиту домов, но сами не хотят активно выступать в защиту деревянных зданий». Основываясь на ваших словах вряд ли их можно назвать защитниками? Так ли это? Я тоже не решаюсь назвать себя защитником, потому что это будет звучать двояко. Конечно, Вы не сможете основываться постоянно на радикальной точке зрения защитника. Потому что легко подойти к хозяину дома и сказать: «Снимай виниловую обшивку», (чтобы дом выглядел как двести лет назад), но ведь ее установка и уход за ней стоили денег, реставрация также была недешевой. Мне достаточно того, что люди любят свои дома, и пусть у их дома не сохранили свой прежний вид, я рада тому, что владельцы охотно приводят внешний вид деревянных домов в порядок. Многие также не проявляют энтузиазма в восстановлении подобных домов, однако в их профайлах в Instagram можно обнаружить несколько фотографий старого Бруклина и где они тоскуют по тем временам, когда деревянные дома были красивыми и накладывают на фото ностальгические фильтры. Это коренные жители Бруклина! Я была разочарована тем, что не смогла увлечь подобных людей реставрацией и сохранением домов. Площадь Вебстер в 1926 году/Фото Общественной библиотеки Нью-Йорка Восточная часть площади Вебстер сохранила свой исторический вид, чего не скажешь о западной части. Я люблю площадь Вебстер потому, что это яркий пример того, как на обычной улице дома никак не изменились. В Бруклине же, перемены гораздо более заметны, но старые постройки все еще стоят на своих местах. Иногда слабость экономики является лучшим гранатом сохранности. Когда много денег, люди стараются сделать из своих домов что-нибудь необычное или вовсе продают дома. Я не думаю, что каждый дом так уж ценен для города. Но, конечно, было бы удивительно, если бы каждый такой дом отреставрировали его хозяева. Думаю в отсутствии реставрации, также есть что-то положительное, так как оно (отсутствие реставрации) показывает несколько этапов истории района или города, что делает их интересным. Я думаю, что если ваш дом не выглядит браунстоун, то здесь нет ничего страшного, возможно, в погоне за первоначальным обликом дома, вы можете потерять его настоящую изюминку Дом 377-383 на 11-ой улице в 1941 году и сегодня. / Фото предоставлены: Общественной библиотекой Нью-Йорка и проектом «Деревянные дома» Элизабет Финкельштейн – писательница, историк, гид и почетный гражданин Бруклина. Ее знание истории Нью-Йорка является результатом работы в обществе по охране памятников, а также работы в качестве исследователя в комиссии по защите достопримечательностей Нью-Йорка. Элизабет проводила многочисленные переговоры по сохранению памятников, лекции об истории и достопримечательностях Нью-Йорка. Сейчас она является преподавателем в университете Нью-Йорка, а также приглашенным профессором в Pratt Institute. Спасибо за перевод Роману Барабанову Источник
Сбор регулярных пожертвований на нашу деятельность
янв.
Собрано 343 161₽ из 592 300

Еще статьи на эту тему