Катя Титова

15 мая 2019 г.

Смерти в ДТП — это страшно. Это происходит внезапно для всех — для погибшего, для сбившего, для родственников и знакомых. Практически всегда это остаётся скудной заметкой в районных СМИ «Машина сбила пешехода». Однако каждый случай уникален, и каждый погибший был кому-то важен.

К сожалению, далеко не всегда те, кто должен заниматься расследованием причин смерти и поиском виновных, это делают, пытаясь дело замять, чтобы не было огласки. Это абсолютно неверный подход — о каждой смерти нужно говорить и предпринимать меры, чтобы они больше не повторялись.

Ниже — история, рассказанная Александром Титовым, о том, что происходило после смерти его сестры.


2 ноября 2018 года умерла моя сестрёнка. Её насмерть сбил летящий на красный сигнал светофора автобус, когда она переходила пешеходный переход на свой зелёный сигнал светофора. Ей было 18 лет.

Для паблика Катя была виолончелисткой Молодёжного оркестра Республики Татарстан, студенткой экономического колледжа, уличным музыкантом. Для меня она была сестрёнкой и просто самым близким человеком.

За убийство Кати никто до сих пор не понёс ответственность. Следствие с первых дней заняло странную позицию, предлагая нам, родственникам умершего человека, зачем-то договориться о встрече с водителем автобуса или его представителями. Мы, конечно, отказывались от этих странных и навязчивых предложений. Зачем встречаться? О чём собственно говорить? С каких пор эти действия — функция следователей?

Итогом месячной работы следствия стал отказ в возбуждении уголовного дела. Логика принятого решения была примерно следующая: вы идёте на зелёный сигнал светофора — вас убивает тот, кто летел на красный и «хотел проскочить» (цитата водителя из материалов дела) — вы виноваты.

Мы опротестовали данное решение следствия в прокуратуру. Прокуратура с нашими доводами согласилась и направила своё несогласие с отказом в возбуждении уголовного дела обратно к следствию. Прошло полгода — вернулись к тому, с чего начали — ведётся доследственная проверка.

Сейчас у следствия появилась вторая возможность ответить на вопросы:

  1. На какой сигнал светофора собственно можно ходить пешеходам в Казани: на красный нельзя, на жёлтый нельзя, на зелёный теперь тоже нельзя?
  2. Можно ли пытаться «проскочить» водителям средств повышенной опасности на запрещающие сигналы светофора, и наступает ли хоть какая-то ответственность, если эти действия повлекли смерть?

Я пишу и делюсь этими событиями, потому что хочу привлечь внимание к этой истории. Ну нельзя убивать людей. Нельзя. А если убил — должно быть наказание за убийство. Только неминуемость наказания может повлиять на массовую психологию других водителей, которые, в частности, тоже намереваются проскочить. Полгода назад умерла моя сестрёнка — завтра это (не дай бог) может быть ваш близкий человек.

Конечно, я понимаю, что виноват в этой истории не только водитель. Есть здесь и вина автотранспортного предприятия, которое создаёт такие условия для работы водителей, при которых они вынуждены гонять/нарушать. Есть и вина мэрии, которая даже в центре туристического города, в местах массового обучения людей не может создать безопасную общественную среду (как это сделано, например, в центре Москвы): не реализует программы нулевой терпимости к смертям на дорогах, принятые в цивилизованном мире. И, наоборот, ведёт антинаучную политику городского обустройства, принимая ошибочные решения, которые только повышают смертность.

Но об этом я напишу позднее подробнее. Сейчас же прошу вас помочь распространить этот пост. Общественная огласка нужна и для доведения дела Кати до справедливого результата, и в качестве попытки влияния на уменьшение смертности на дорогах города.

Если есть хоть какой-то смысл в смерти сестрёнки, то, наверное, он в этих возможных изменениях.

Ноль смертей
Текущий проект

«Городские проекты» объявляют кампанию, целью которой является снижение смертности горожан в дорожно-транспортных происшествиях через принятие комплексных общественно-политических мер в области правил дорожного движения, организации дорожного движения, полномочий муниципалитетов, дорожно-строительных работ, градостроительства и благоустройства, а также автомобилестроения.

На текущую деятельность фонда
июля
Собрано 65 660₽ из 140 000

Еще статьи на эту тему

Поделиться
Отправить
Отправить
Отправить