Изменят ли финансовые инновации ответ на пандемию?

1 апреля 2020 г.

Опубликовано под заголовком Will financial innovation transform pandemic response? в Lancet Infect Dis 2020 30 марта 2020 года. https://doi.org/10.1016/S1473-3099(20)30150-X

Растущее число умерших от COVID-19 недавно побудило The Guardian заявить: «Схему Всемирного банка по борьбе с пандемией в 500 миллионов долларов обвиняют в том, что она рассчитана на ожидание смерти людей»1. Такое же возмущение в известных изданиях вызывал рост числа смертей от Эболы в Демократической Республике Конго (ДРК). «У Всемирного банка есть деньги для борьбы с лихорадкой Эбола, но он не будет их использовать», — пишет Гарретт в Foreign Policу2. Другие3–7 также описывают злоупотребления финансовыми инновациями — так называемыми пандемическими облигациями. Эти облигации, одобренные бывшим президентом Всемирного банка Джимом Кимом как инструмент, который «быстро отреагирует на будущие вспышки, предоставляя деньги странам, находящимся в кризисе»9, критики сурово осуждают, поднимая множество вопросов, с которыми мы согласны. Как пример: хотя официальное число погибших в ДРК увеличилось до более чем 2400 (на сегодняшний день), деньги от займов по облигациям не были выплачены, потому что эпидемия не соответствовала заранее установленным критериям для выплаты. По сведениям из не связанных с выпуском облигаций источников, Всемирный банк выделит до 12 миллиардов американских долларов на COVID-1910 и уже выделил более 410 миллионов долларов на Эболу в ДРК11. Что эти критики недостаточно учли — так это то, что отказ в запуске облигаций является законным, и Всемирный банк не одинок в продвижении таких решений. Скорее даже, это будущее гуманитарной помощи и помощи при стихийных бедствиях.

Всемирный банк способствовал выпуску пандемических облигаций Пандемического фонда экстренного финансирования (PEF) с целью предварительного накопления средств для быстрого реагирования в преддверии вспышки заболевания. Это ответ на такую дилемму: когда происходит кризис в области здравоохранения, многие страны обещают финансовую поддержку, но не платят. Потребность в выплате наличных по запросу увеличилась во время пандемии Эболы в Западной Африке в 2014–16 годах, и Всемирный банк выпустил первые в мире пандемические облигации в июле 2017 года, получив 425 миллионов долларов от частных инвесторов. Финансовые условия пандемических облигаций сложны, но если в двух словах, крупные частные инвесторы (а не государства) вкладывают деньги в аванс на 3 года. Если в течение этого времени происходит соответствующая определенным параметрам пандемия, часть денег расходуется на борьбу с ней. В противном случае инвесторы вернут свои деньги плюс проценты в размере 10% и более8.

Каждый, кто связан с общественным здравоохранением, согласен, что средства, выделенные на пандемию заранее, — хорошая идея. Однако растущая неопределенность с тем, как лучше оплачивать чрезвычайные ситуации мирового масштаба в области здравоохранения, поставила под вопрос прежние стратегии управления рисками для здоровья и гуманитарной помощи. В прошлом правительства и благотворительные организации смягчали все виды рисков, от вспышек болезней до засух. Но с 1970-х годов участие частного сектора в решении гражданских проблем возросло. Пандемические облигации — это повторение тенденции обращения к частному сектору за глобальными решениями в области здравоохранения и гуманитарного финансирования. Однако преобладающие идеологии в общественном здравоохранении и в финансовом секторе сильно различаются.

Необходимо подробнее объяснить три аспекта, связанные с облигациями. Во-первых, утверждение Гарретта, что «у Всемирного банка есть деньги для борьбы с Эболой, но он не будет их использовать»2, привлекает внимание, но игнорирует критерии выплаты по облигациям. Облигация PEF представляет собой финансовые отношения, регулируемые юридически обязывающим соглашением между Всемирным банком и его инвесторами. Независимо от серьезности эпидемии, выпуск средств на пандемические облигации осуществляется на договорной основе и основывается на правилах. Если заранее определенные критерии выплат (которые включают подтвержденные случаи смерти, распространение через границы стран и темпы роста заболеваемости) не были выполнены, банк не имеет полномочий потратить деньги инвесторов. Эти критерии вытекают из того факта, что контракт по облигациям был написан не для ответственных за пандемию или заболевших. Эти условия основаны на приоритетах финансовой индустрии — ограничить неопределенность для инвесторов, вкладывающих миллионы долларов, которые они могут потерять. Такие приоритеты во многом чужды специалистам из сферы здравоохранения по всему миру, которые борются за сохранение жизни людей.

Во-вторых, с конца 2014 до начала 2017 года люди, разрабатывающие облигации, обсуждали и делали выбор в отношении условий контракта между Всемирным банком и инвесторами. Контракт предусматривает, что третья сторона, формально называемая расчетным агентом, выносит решение о соблюдении критериев выплат. По задумке, такие агенты должны принять решение об использовании средств без участия Всемирного банка и инвесторов. Их участие понятно, но вызывает проблемы: расчетный агент — это частная компания по моделированию данных, сохраняющая права собственности на свои модели принятия решений. Таким образом, триггеры помощи оказываются в «чёрном ящике» — вне общественного контроля.

В-третьих, мы находимся в процессе трансформации финансирования гуманитарной помощи. Пандемические облигации — это не аномалия. Финансовых инноваций в гуманитарной помощи становится больше. Следующая версия PEF находится в разработке во Всемирном банке. В других заранее профинансированных моделях, таких как совместный фонд суверенного страхования на случай засухи в Африке (ARC), используются аналогичные механизмы параметрического моделирования для запуска выделения средств. Когда в 2016 году моделирование ARC недооценило число людей, уязвимых к засухе в Малави, его совет директоров в конечном итоге одобрил исключения из правил, разрешающие компенсационные выплаты. Однако PEF не обладает такой гибкостью, поскольку связан контрактом по облигациям, выданным инвесторам12.

Разрабатываются новые параметрические инструменты. Механизм действий по борьбе с голодом (FAM) — это новое многостороннее организационное партнерство с Amazon, Microsoft, Google и страховым сектором. Теоретически, он будет использовать искусственный интеллект для выявления надвигающихся продовольственных кризисов и инициирования высвобождения целевых средств банка в размере 1,5 миллиардов долларов для предотвращения голода посредством раннего реагирования. Если PEF и ARC поднимут вопрос об инициировании помощи через технические схемы, основанные на «черном ящике», опасения неизбежно возрастут, поскольку движимые прибылью частные технологические гиганты станут заинтересованными сторонами в результатах гуманитарной деятельности.

Изменят ли финансовые инновации гуманитарные меры? Уже изменили. Возмущение сектора общественного здравоохранения вряд ли приведет к отмене новых форм помощи, но сторонники здравоохранения могут обеспечить гарантии. Они могут общаться и задавать вопросы на языке финансового сектора и с учетом его приоритетов. Они могут потребовать, чтобы триггеры облигаций обсудили публично и выложили в открытый доступ. Они могут настаивать на критериях выплат, которые ставят потребности больных выше требований инвесторов. Они могут бороться за консультации с сообществами, в которых происходят пандемии. Но влияние общественного здравоохранения на эти финансовые инструменты потребует участия в глобальной политике в области здравоохранения и в гуманитарной политике, что до сих пор считалось второстепенной, а не первоочередной мерой в области здравоохранения13.

Авторы: Susan L Erikson, Leigh Johnson. Перевод Татьяны Лененко.

  1. Garrett L. The World Bank has the money to fight Ebola but won’t use it. Foreign Policy July 22, 2019.
  2. Asgari N. Ebola outbreak fails to trigger World Bank pandemic funds. The Financial Times July 26, 2019.
  3. Brim B, Wenham C. Pandemic Emergency Financing Facility: struggling to deliver on its innovative promise. BMJ 367: l5719.
  4. The Economist. Ebola in the Congo: sick notes. The Economist Aug 31, 2019.
  5. Jonas O. Pandemic bonds: designed to fail in Ebola. Nature 2019; 572: 285.
  6. Lauerman J, Vossos T. Investors cash in on Ebola bonds that haven’t paid out. Bloomberg, Aug 13, 2019. https://www.bloomberg.com/news/ articles/2019-08-14/ebola-bond-pays-investors-millions-while-congobattles-outbreak (accessed Dec 29, 2019).
  7. Erikson S. Global health futures? Reckoning with a pandemic bond. Med Anthropol Theory 2019; 6: 77–108.
  8. World Bank. World Bank Group president calls for new global pandemic emergency facility. World Bank, 2014. https://www.worldbank.org/en/ news/press-release/2014/10/10/world-bank-group-president-calls-newglobal-pandemic-emergency-facility (accessed Dec 29, 2019).
  9. World Bank. Fact Sheet: The World Bank support to the 10th Ebola Outbreak in the Democratic Republic of Congo. World Bank, July 24, 2019. https://www.worldbank.org/en/topic/pandemics/brief... (accessed Dec 29, 2019).
  10. McVeigh K. World Bank’s $500m pandemic scheme accused of ‘waiting for people to die’. The Guardian February 28, 2020.
  11. Erikson SL. Getting political: fighting for global health. Lancet 2008; 371: 1229–30.
  12. African Risk Capacity. Malawi to receive USD 8M insurance payout from African Risk Capacity. African Risk Capacity, 2016. https://www. africanriskcapacity.org/2016/11/14/press-release-malawi-to-receive-usd8m-insurance-payout-to-support-drought-affected-families/ (accessed March 13, 2020).
  13. World Bank. World Bank Group announces up to $12 billion immediate support for COVID-19 country response. World Bank, March 3, 2020. https://www.worldbank.org/en/news/press-release/20... (accessed March 12, 2020)

Опубликовано 15 статей
Собрано 300₽ из 7 458
Все о коронавирусе COVID-19
Текущий проект

Мы начинаем серию публикаций по теме, которую должны знать все: это поможет сохранить много жизней. Коронавирус стал одним из главных испытаний для нашего привычного уклада жизни. Его новизна рождает кучу домыслов, которые не соответствуют действительности и не помогают его побороть. Здесь мы публикуем переводы статьей из достоверных источников — медицинских ресурсов и авторитетных СМИ, чтобы важная информация о новом коронавирусе была доступна и на русском языке, и чтобы развеять некоторые мифы о нём

Опубликовано 15 статей
Собрано 300₽ из 7 458

Еще статьи на эту тему